Сожженная дверь ФСБ, или Почему "империя прошлого" от Путина неосуществима

Страх выходит из бывших советских людей, как воздух из лопнувшего воздушного шарика.

Конечно, это может показаться всего лишь искусной провокацией — поджог художником Петром Павленским двери ФСБ. Конечно, с точки зрения обычного западного обывателя в этой акции нет ничего из ряда вон выходящего. И даже для молодого человека, живущего в Украине — тоже. Ну подумаешь, подошел к административному зданию — и поджег.

Но только не для того, кто жил в Советском Союзе. Потому что каждый, кто жил в Союзе, представляет себе этот липкий страх, который охватывал практически каждого, кто оказывался по соседству с Лубянкой. Или даже того, кто оказывался рядом со зданием КГБ УССР на Владимирской. Я хорошо помню, как в Москве люди обходили Лубянку всеми возможными и невозможными способами, только чтобы не выйти к зданию КГБ. Проходя по Владимирской, как-то инстинктивно переходили на другую сторону — никто ни с кем не договаривался, даже не обсуждал этого перехода. Просто так было принято — не ходить мимо "них".

Помню еще свое удивление в Латвии, когда оказалось, что жители этой советской республики не обращают на здания КГБ никакого внимания — в той же курортной Юрмале это было просто административное здание, рядом с которым прогуливались люди с коротковолновыми приемниками и слушали западные "голоса". В Москве или в Киеве представить себе такое было решительно невозможно. Все же советская оккупация Латвии была не такой долгой, как большевистская оккупация Украины и власть вурдалаков в самой России. В Латвии, конечно же, страх тоже был. Но он не был генетическим. А это очень важно для будущего.

И вот в самом центре Мордора, там, где еще недавно стоял памятник обер-палачу Феликсу Дзержинскому — и там, где адепты зла вновь хотят водрузить изваяние своего кровавого бога — поджигают дверь ФСБ. В то время, когда главный чекист России пользуется 90-процентной поддержкой подданных. В то время, когда практически все высшее руководство соседней страны — выходцы из КГБ. И что же?

И ничего. Небеса не обрушиваются, возмущенная толпа адептов секты Владимира Кровавого не убивает святотатца у священных дверей. Да, художника могут обвинить в вандализме и посадить — мы же понимаем, какие там ценные двери! Но никакой общественной истерики по поводу его поступка я не наблюдаю.

Это не текст о том, зачем поджигать двери ФСБ и имеет ли это практический смысл. Это констатация того простого факта, что для сохранения генетического страха необходима была память о большой репрессивной машине Лубянки. Машине, которая разделила все население бывшего Советского Союза на тех, кто сидел и тех, кто охранял. Нынешние руководители России — при всей своей любви к прошлому — интересуются прежде всего деньгами, которые невозможно заработать и сохранить в "лагерной империи". Именно поэтому они так болезненно реагируют на санкции, невозможность посещать любимые курорты и лучшие клиники, держать сбережения за рубежом. Именно поэтому отправляют свои семьи за границу. И те, кому они рассказывают сказки о российском величии — тоже прежде всего телезрители, а никакие не строители путинизма. То, что было липким и осязаемым в советские времена, становится виртуальным и глупым. И даже когда злодей начинает убивать по-настоящему, он все равно выглядит опереточным — потому что он не знает, для чего он убивает. А Сталин — знал.

Именно поэтому модель "империи прошлого", которую пытается предложить своим соотечественникам Владимир Путин, не осуществима. Страх выходит из бывших советских людей, как воздух из лопнувшего воздушного шарика. Из нас — быстрее. Из россиян — медленнее, но выходит.

А когда не будет страха — ФСБ тоже не будет.

Виталий Портников, "Главред"

КОММЕНТАРИИ ВРЕМЕННО ОТКЛЮЧЕНЫ

загрузка...
Copyright © 2010-2018 “Газета объявлений”. Все права защищены.
Позиция редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикаций.
Условия использования материалов, размещенных на сайте slavinfo.dn.ua.